Home‎ > ‎Мои стихи‎ > ‎

Шкуры сожженный лоскут (сборник)

 

 
            ***
                                    И нам сочувствие дается,
                                    Как нам дается благодать...
                                                           Федор Тютчев

 

Определить, решить, назвать,

Расправив крылышки, распялить,

Распять – и ярлычок на память,

Чтоб - неповадно было - вспять.

           

Не спятить. Вспять не повернуться.

Разъять на части Ян да Ин.

Наметить цель, наметить путь и

Шагать, забыв, что шар – не блин.

 

Впадать, стартуя спозаранку,

В соблазн не знать, забыть на миг,

Что страх – у гордости изнанка,

Жестокость – смелости двойник,

 

Что болью замысел куётся,

Что рай без ада не создать...

Что нам молчание даётся,

Как нам даётся благодать.

 

 

 

 
 
 

            ***

 

Мой любимый, ты цел? Обошлось без увечья?

В дымном мареве разум сумел уберечь?

Ну так выпьем за терпкую сладость не-встречи,

Горечь нашей не-встречи, и за горькую речь.

 

 

            ***

 

Использую? О да, конечно!

Так женщин пользует поэт,

Чтобы возжечь из душ безгрешных

Божественный огонь и свет.

 

Использую? Прости, мой милый,

Тебя обрекших на костёр.

Теперь не разделить и силой:

Любовь – предательства позор.

 

Такое, знаю, лишь простится

Тому, кто сам сгорит дотла.

И ляжет жизнь больною птицей.

Пустыня, камни и зола.

 
 
 
 
 
 
         ***

 

Твой брат, твой палач,

                            твой двойник, твой мучитель –

Вас подлой природы опутала нить.

Любить горячей, уходя. – Не щадите. –

В минуту предательства - горше любить.

 

 

 
 
 
            ***

 

Пью горечь упрёков, пью радость признаний,

И счастлива встречей, присутствием, взглядом,

И счастлива существованием рядом.

О, это нежнейшее из расстояний!

 

Как много, как мало – совпасть на планете,

В пространстве, во времени,

                                         в слове, в столетьи. 

Как мало, как много –              

Совпасть у порога.  

 
 
 
 
 

 

                 ***

                                                                                                                                 

Мой любимый. Вот и вылетело слово.

И свободно, и назад уж не вернуть.

Отделённое от странствия земного,

Одинокий свой прокладывает путь.

 

Как ему тепла простого не хватает,

И как страшно – из ладоней – на простор.

Бьётся тельце, и сердчишко замирает,

Нету гнёздышка, нет ласки, нет опор.

 

Слабым душам в тех пространствах не ужиться.

Потеряться, сбиться, спутать под конец.

Но она уже не наша, эта птица,

Твой ребёнок, твой подкидыш, твой птенец.

           

 

 

 

           

           ***

 

Всё это со мной? Не во сне, наяву?

В том мире, в котором всё время живу,

Который вчера еще был так знаком,

Откуда твой голос нежданным звонком?

 

Кто это замыслил? Кто сплёл эту нить?

И как этот замысел не исказить?

Стою, оглушённая, глядя вокруг,

И медленно травы касаются рук.

 

 

 

 

 

 

                ***

 

Напои до краёв своей чёрной тоской,

Дай мне боль как мерцающий свет.

Но не дай заподозрить, что встреча с тобой –

Плод фантазии, вымысел, бред.

 

 

 

 

                ***

 

Гонясь за честью или почестью

Несутся тени сквозь туман.

В неравной битве с одиночеством

Изнемогает Дон Жуан.

 

 

 

 

                ***

 

Облезают, как шкуры сожжённый лоскут,

Наши страхи, запреты, привычки, оценки

Я в ладонях держу драгоценный сосуд

Где мерцает огонь через тонкие стенки

 

 
 

 

             ***

 

Как мне избыть комочек боли,

Заставить речью обернуться,

Как переплавить клёкот в горле

В слова. Как мне не задохнуться.

 

 

  

 

            ***

 

Пока шершавость камня,

Пока вода струится,

Пока цветные солнца

Танцуют на ресницах,

Пока тобой наполнен

И шум ручья, и воздух,

Пока светло и больно.

Пока ещё не поздно.

 

И жизнь толчками пульса

В твоих ладонях бьётся.

И тьма – за поворотом.

Как много остаётся.

                                  

 

 

 

  

               ***

 

В ущельях памяти, в провалах,

Где ватная, глухая тьма

Ночная птица заплутала,

Слепой птенец, осколок сна,

 

Беззвучный голос, имя тени,

Комарик, бьющийся в окно,

Ребёнок, заточённый в семя,

И слово, что не рождено.

 

 

 

 

 
             ***

 

Имя тени, имя птицы

Мне не вымолвить, не вспомнить

Тихо в сон она стучится

И опять ныряет в волны

 

Только краем сна коснутся

Взмах крыла и тельца трепет,

Чтобы мне в слезах проснуться,

Позабыв гортанный лепет.

 

 

 

 
 

               ***

 

Стоим, бессильны перед временем,

Бессильны перед одиночеством.

И всё давно уже проверено,

И не понять, чего же хочется.

 

И непонятно, что за щепочка

Торчит занозой, не ломается,

Что за надежда, что за весточка,

Почто душа не отпускается.

 

 

  





                    ***


Как постоянно мы с тобой не совпадали.
Ты захлебнулся речью первый, я – потом.
Как мы боялись, друг от друга убегали,
Хотели всё оставить вымыслом и сном.

Перехирить себя самих мы попытались
И обманулись, и ошиблись, не смогли.
Теперь нам нечего терять – но мы остались.
Смотрю и думаю – куда же мы зашли?

И неужели это было всё случайно,
И всё бессмысленно? Не верю, не со мной!
Нас неразгаданная связывает тайна,
Любимый мой.





 

 

              ***

 

Всего-то нужно, чтоб на  миг

Весь мир предстал в ином обличье.

Заговорил в траве родник.

Стал каждый камень непривычным.

 

Чтоб в очертаниях стволов

И веток, к небу обращённых,

Всплыла сквозь будничный покров

Причастность к кругу посвящённых.

 

А Млечный Путь, как в первый раз,

Как в детстве августовской ночью,

Неисчислимостью потряс

И тайной, явленной воочью.

 

 

 

 

 

             ***

 

Бегущие блики, бегущие тени,

Светящимся золотом зелень растений,

Цикад стрекотанье, полуденный ветер -

И нет ничего постоянней на свете.

 

 

 

 

 

 

                 ***

 

В лесу торжественность готического храма,

В лесу несуетная строгость и покой.

Увядший лист и наши маленькие драмы –

В одном ряду, ложатся в тот же лад и строй.

 

Клубок тревог, порывов, притязаний,

Сплетенье чувств и путаница слов

Приобретают соразмерность очертаний,

Воздушность крон и простоту стволов.

 

 

 

           

 

                  ***

 

Я руки разжала, сама не заметив,

И выскользнул камень, распалось кольцо.

И снова дорога, отвязанность, ветер,

Мелькают станицы, и ветер в лицо.

 

И ты, кто всё время твердил о разлуке,

И я, лишь пожизненный знавшая срок,

Стоим, и бессильно протянуты руки,

А время-дорога летит из-под ног.

 

 

 

 

 

                  ***

 

Та же зелень, те же краски,

Но пронзительнее свет.

Осень входит без огласки

И почти что без примет.

 

И почти что беспредметна

Лёгкой грусти маята.

И почти что незаметна

Кровь кленового листа.

 

И цветов вокруг довольно,

И далёко горький дым.

Отчего ж, как подневольны,

Снова в прошлое глядим?

 

 

 

 

 
Comments